29.07.2018: Наши сюжетные квесты подходят к концу, а, значит, совсем скоро будет перевод времени! Если у вас есть идеи для нового периода игры, добро пожаловать сюда!

27.07.2018: Абраксас Малфой и его три вечера ждут ваши вопросы.

24.07.2018: Флеш в поисках модераторов! Если ты позитивен, инициативен и у тебя есть свободное время, то заглядывай сюда, не стесняйся))

23.07.2018: Выбирай новую жертву "3 вечеров с..." здесь!

20.07.2018: Марлин Маккинон целых три вечера будет ждать твои вопросы! Скорей беги сюда и спроси у нее все, что не решался спросить давно.

19.07.2018: Кросспол флешмоб во второй раз открыт на Флеше. Записаться можно тут! Не пропусти адское веселье)

09.07.2018: На Флеше произошла смена дизайна. Подробнее об этом событии можно прочесть тут.

24.06.2018: Флешевцы общими усилиями написали первый выпуск журнала "Придира"! Оценить их старания можно в этой* теме.

23.06.2018: Сегодня свой день рождения отмечает наша пропажа Мэри)) Не забудьте поздравить ее в этой* теме.

20.06.2018: Флешевцы выбрали очередную жертву в "3 вечера с...". На этот раз мы все дружно можем запытать вопросами нашу прекрасную Клем. А сделать это можно вот тут*.

18.06.2018: По всему форуму разбежались обитатели Запретного Леса! Скорей помоги их найти и верни животных в эту* тему.

17.06.2018: По просьбам трудящихся решено было все же вернуть "3 вечера с...". Голосование уже началось, выбрать первую жертву можно здесь*.

13.06.2018: 11 июня отмечала день рождения наша очаровательная Доркас. Поздравить, как говорится, никогда не поздно, так что дружно делаем это в этой* теме.

07.06.2018: Сегодня день рождения отмечает очаровательная Молли Уизли! Не забудь поздравить ее с праздником в этой* теме.

04.06.2018: Очередная неделя подошла к своему логическому завершению. Мы прекрасно знаем, что многие из вас следят за новостями проекта. Очередную статью можно прочесть здесь*.

02.06.2018: Флеш растет и развивается, количество игроков становится больше. Пора бы расширить и команду АМС! Если ты неплохой спец. по мелкой графике, загляни сюда*. Мы ждем тебя!

01.06.2018: Приходи на дискотеку 70-х в ретро стиле в нашем новом флешмобе! Поспеши! Свой пригласительный можно забрать только сегодня и только здесь*.

20.05.2018: Наш распрекрасный Эван отмечает сегодня день рождения! Не забудь его поздравить вот тут*!

19.05.2018: На Флеше в третий раз открыт кроссворд, составленный администрацией эксклюзивно для наших игроков. Порадуй нас своими знаниями канона и игры на форуме в этой теме*.

14.05.2018: На Флеше произошел перевод игрового времени! Читай об этом в новостях* проекта!

12.05.2018: Неделя годовщины Флеша продолжается: сегодня мы разрезали огромный торт на 43 равных куска. Ухвати один или несколько здесь* и отмечай день рождения ролевой вместе с нами!

10.05.2018: Сегодня нашему проекту исполнился ровно один год*! В честь такого события мы открыли праздничную акцию*. Не забудь зайти и забрать свой подарок.

Marauders: Royal Flush

Объявление

Рейтинг форумов Forum-top.ru
в игре сентябрь-ноябрь 1978 года
Сюжетные квесты за сентябрь-ноябрь завершены! Благодарим за участие! А пока мы ждем перевода времени, вы можете оставить свои пожелания на следующий период здесь.
Лили знала о том, как большинство отпрысков чистокровных семей относятся к таким как она — "грязнокровкам". Они безосновательно презирают их, ненавидят и дай им волю — убивают их. Это мерзко, это противно, это несправедливо, но, к сожалению, она совершенно не в праве что-либо менять. Это уже устоявшая традиция семей, которую перенимают из поколения в поколения, да и Министерство ничего не спешит делать с этим. К сожалению, большинство таких людей как раз учились с ней в один год, но на Слизерине, факультете, который почти все гриффиндорцы люто ненавидели, да и было за что. Эванс же старалась держать со всеми дружеские отношения или, хотя бы, не лезть на рожон, как любит делать её возлюбленный и его друг, Сириус, но, увы, многие неприятности сами находили её. Сегодняшняя — не стала исключением.
Читать далее

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: Royal Flush » Будущее » [02.09.1993] Компромисс


[02.09.1993] Компромисс

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

КОМПРОМИСС

https://pp.userapi.com/c834104/v834104646/176145/gV6pCRQodE4.jpg

Место действия

Дата и время

Погода

Действующие лица

Хогвартс: личный кабинет профессора Зельеварения.

2 сентября 1993 года, вечер, до ужина

Слегка пасмурная осенняя погода, прохладно.

Remus Lupin, Severus Snape.

Аннотация | Краткое описание

Для Северуса Снейпа назначение на должность преподавателя Защиты от Темных Искусств Ремуса Люпина было чем-то сродни ножа в спину. Оборотень в школе, опасность для учеников и  личная пощечина от безумного старика ему, профессору Зельеварения. Для Ремуса же это было спасением. Столкновение бывших однокурсников с разных факультетов происходит в напряженной обстановке: не забытые обиды прошлого, нужда в помощи, сбежавший из Азкабана Сириус Блэк. Но ради общей цели придется идти на компромиссы. Может, пришла пора перемирия?

Отредактировано Remus Lupin (2018-07-01 14:00:14)

+2

2

Ремус со вздохом закрыл свой чемодан и поставил его под кровать. Старый, потрепанный, он был куплен еще лет восемь назад, когда предыдущий чемодан пришел в негодность. Разумеется, «репаро» способно починить какие-то детали. Но нельзя использовать его вечно. Материалы нельзя восстанавливать бесконечно и, вот, пришла тогда пора заменить чемодан. У этого сломался магический замок. Денег на починку не было, потому оборотень включил маггловскую смекалочку. Чемодан был перевязан веревкой. Однако, веревки тоже имеют привычку драться и рваться. И, вот, спустя восемь лет старый потрепанный коричневый чемодан был перемотан веревкой, собранной из кучи маленьких кусочков других веревочек, шнурков и прочего. Когда магия бессильна, в ход идет хитрость и ловкость. А вот этого у бывшего Мародера было достаточно.
Он подошел к старому зеркалу и посмотрел на себя. Последнее полнолуние прошло спокойно. Он просто переждал его по приезду в Визжащей Хижине, как и раньше. На месте профессора Дамблдора было очень неразумно предлагать Ремусу сопровождать студентов в Хогвартс-Экспрессе в день полнолуния, но, к счастью, они успели, даже несмотря на остановку из-за дементоров, Мерлина им в эротические сны…
Мужчина провел ладонями по усталому лицу и улыбнулся. Несмотря на жизнь в полной нищете, с непостоянной работой и постоянными переездами, он выглядел не так плохо, как мог. Лицо осунулось, но почти не было тронуто морщинами. На голове все еще не было лысины. Только светло-каштановые волосы тронула ранняя седина. Шрамов на теле стало только больше. Ранее то, что он считал уродством, сейчас не вызывало никаких эмоций. Наверное, когда тебе уже за тридцать, подростковые проблемы кажутся такой глупостью. Сейчас проблемы были посерьезнее. И было их две.
Первая – это Сириус Блэк. Для Ремуса до сих пор бывший друг был очень болезненной темой. Смерть Джеймса слишком сильно ударила по Мародерам. Точнее, уничтожила их, стерла с лица земли. Сириус был осужден, Питер погиб смертью храбрых, не испугавшись последователя Волдеморта. Глупый мальчишка, Ремус ведь говорил ему всегда держаться рядом, чтобы он, Люпин, мог его защитить. А сейчас это были лишь сухие слезы по кончине прекрасной эпохи в его жизни. Эпохе Мародеров. И единственное, что мог сделать он сам, ради памяти своих друзей, это добраться до Сириуса Блэка первый. Он знал, что волшебник будет искать Гарри. Наверняка, захочет завершить свою работу. Это было одной из причин, по которой он, Джон, согласился на предложение Дамблдора стать преподавателем.
Второй проблемой были его обращения. Альбус пообещал, что даст преподавателю доступ к Аконитовому зелью. Невероятно дорогое, сложное в приготовлении, оно было для мужчины спасением. И был только один человек в Хогвартсе, который смог бы его сварить для Ремуса. Кстати, это было проблемой «Два-точка-один». Северус Снейп. Разошлись в школе они в ужасны отношениях. Не сказать, что самая жесткая шутка, поставившая крест на репутации слизеринца, Люпину понравилась. Но, с другой стороны, была причина, по которой он не вмешался тогда и сделал вид, что ничего не видит и не слышит, погруженный в трансфигурацию. Любопытство Снейпа едва не сделало его убийцей. Да, виноват был и Сириус, который сказал, где искать. Но никто не просил Северуса совать свой крючковатый нос не в свое дело. И потому оборотень просто посчитал, что невмешательство – это своего рода маленькая месть за то, что произошло в Визжащей Хижине. Но сколько воды с тех пор утекло. Как он и решил раньше, в тридцать с хвостиком лет подростковые обиды становятся слишком незначительными.
Сейчас же ему нужна была помощь Снейпа. Ничего не поделаешь, придется идти и просить, он не гордый. Даже готов извиниться, если это будет необходимо. Тем более, наверняка, Северуса уже поставил перед фактом Дамблдор.
Он взял пергамент, который написал для профессора Зельеварения сам. Вряд ли Снейпу нужно дополнительное занятие в виде подсчета лунных циклов. Ремус сделал пока на три месяца, с точным подсчетом, когда зелье должно быть готово и сколько порций, чтобы зельевар мог быть готовым ко всему заранее. Теперь-то точно не отвертится.
Занятия уже закончились, потому мужчина вышел из своего кабинета (как это странно звучит: свой кабинет) и направился в подземелья. Раньше он и друзья ходили сюда на занятия к профессору Слизнорту. Теперь же там заседал профессор Снейп. Теперь коридоры выглядели иначе. Все выглядит иначе, когда взрослеешь.
Мужчина подошел к двери и вздохнул. Давай, Рем. Ты мужик. Ты сможешь просто переступить через это и поговорить с ним. В конце концов, он ведь тоже вырос. И, наверняка, уже обо всем забыл. Да?
Рука поднялась. Костяшки несколько раз неприятно коснулись деревянной двери, вызывая равный по ритму стук. Никакой наигранной мелодии. Подумает еще, Мерлин упаси, что Ремус с ним заигрывает…
- Северус, можно на пару слов? – ладно, будь готов сразу, Снейп, с кем тебе придется столкнуться. Это лучше, чем появляться из-за двери с хлопушкой и восторженным вскриком: «Не ждал? Сюрприз!».

+2

3

Иногда Северус искренне не понимал Дамблдора. Старик очень часто был себе на уме – и не всегда считал нужным объяснять те или иные вещи кому-либо, в том числе Снейпу. С Северусом у него вообще были свои, особенные счеты: зельевар по сей день чувствовал, что он обязан директору. Чем? Да как минимум своей относительно спокойной жизнью не в Азкабане.
Другое дело, что Северус вовсе не просил за себя заступаться. Это была инициатива Дамблдора, и только благодаря ей Снейп остался преподавать в школе, да не просто преподавать, а быть деканом факультета. Не сказать, что он был несказанно счастлив от этого: в школе Снейп переживал далеко не самые счастливые свои времена, да и, честно говоря, после смерти Лили все было одно: что Азкабан, что Хогвартс. Жизнь потеряла малейший смысл, если он и был когда-то у Северуса. Зельевар просто влачил свое существование, пытаясь хоть как-то искупить свою вину причастности к Пожирателям перед Лили, которую ощущал ежесекундно. А сделать он это мог только одним способом: защитить Поттера.
Надо ли говорить, что Северус был совершенно не в восторге от появления мальчишки в школе? Тот был так похож на Джеймса, что сводило скулы до рвотных позывов. Ничего, абсолютно ничего от Лили – только глаза. Бестолковый, ленивый, сентиментальный, он раздражал Снейпа так сильно, насколько это только было возможно. И да – для Поттера не существовало абсолютно никаких правил, Дамблдор покрывал его так же, как в свое время покрывал мародеров – и это порой доводило Северуса до белого каления, потому что мальчишка творил, что хотел. Мало того, что это развивало в нем абсолютно отцовскую уверенность в своей исключительности... в конце концов, он постоянно попадал в неприятности, которых было бы намного меньше, поставь Дамблдор перед мальчишкой хоть какие-то границы. Но, как говорится, что имеем, то имеем.
Но это еще полбеды: после новости о побеге Сириуса Блэка Снейп мгновенно понял, что за Поттером нужно будет усилить контроль, потому что Блэк, скорее всего, асболютно безумен, и явно попытается добраться до мальчишки. Совершенно непонятно, как ему удалось сбежать; но, в целом, Снейп не очень удивлен. Так же, как не был удивлен, когда узнал о предательстве Сириусом Поттеров – он весьма охотно в него поверил. Темный Лорд, конечно, не отчитывался о том, кто ему раскрыл Поттеров. Но у Северуса вариантов было немного, сдать их могли только трое: Блэк, Петтигрю и Люпин. Действуя методом исключения, несложно догадаться: Петтигрю никогда бы не доверили столь важную тайну, даже Джеймс не настолько идиот, чтобы довериться кому-то вроде него, так что он отлетает сразу. Люпин... да, не исключено, но все же Блэк подходил под предателя лучше всего.  Видимо, его семейство все же имело на него влияние, хотя это и держалось в тайне даже от Пожирателей: Северус ничего не знал о том, что Блэк работает на Лорда, но это было вполне нормально и совершенно не удивительно. Темный Лорд не любитель много болтать. Все улики против Блэка, им поверил даже Дамблдор: он и не подумал о том, чтобы попытаться вытащить Сириуса якобы-лучшего-друга Джеймса из Азкабана.
Да, Северус прекрасно помнил свои эмоции, когда осознал, кто именно предал Поттеров. На фоне бесконечной горечи от смерти Лили тогда он ощутил четко различимое злорадство и в то же время жгучую ненависть к Поттеру: идиот, таскался все время с этим Блэком, доверял ему, как себе, и вот что в итоге... Собственно, на смерть Джеймса Северусу было плевать; но Лили погибла из-за него, и этого он Поттеру никогда не простит.  В ее смерти Джеймс виноват больше, чем другие; и уж точно больше, чем Северус, который попытался сделать очень много, чтобы спасти ее. Вина его была в том, что это все не помогло.
И что же теперь? Теперь, представьте себе, Дамблдора посещает светлая мысль – пригласить на пост преподавателя ЗОТИ Люпина. В тот самый момент, когда Блэк на свободе и чертовски опасен – Альбус впускает в Хогвартс его школьного дружка, кроме того, еще и оборотня. Снейп сначала подумал, что старик уже совсем спятил, и один Мерлин знает, как он только ни пытался его от этой абсолютно безумной идеи отговорить. Тщетно. И это выводило Снейпа из себя – уж кому, как не Дамблдору знать, насколько сильно эту должность хотел бы занять сам Северус! И это было просто каким-то плевком в его сторону – нанимать Люпина. Который, кстати, еще в школьные годы чуть не прикончил будущего зельевара, о чем директору прекрасно известно. Слишком много факторов говорили против Ремуса – и это еще не говоря о том, что он был оборотнем.
Вообще, Дамблдор часто прикрывал постоянные отказы в должности преподавателя ЗОТИ Северусу тем, что якобы на должности лежит проклятие. По правде говоря, Снейп не верил в эту чушь ни на йоту. Дело тут было совершенно не в проклятии; а в том, что если нанимать на должность кого-то вроде Квиррелла или того же Локонса... неудивительно, что они больше года не продержались. 
Так или иначе, повлиять на Дамблдора зельевар никак не мог, были и в их отношениях субординация и определенные границы. В какие-то моменты Северусу всегда приходилось молча принимать то, что ему говорят и подчиняться. Мало того, что Люпин-оборотень теперь будет мозолить ему глаза в школе ежедневно, была еще одна крайне неприятная деталь: Дамблдор настойчиво попросил Северуса готовить для новоиспеченного профессора Волчье противоядие, от чего зельевар был совершенно не в восторге, даже, можно сказать, в возмущении. Да вот только пришлось подчиниться, потому что просьба Дамблдора – это обычно постановка перед фактом, и Северус уже начинал к этому привыкать. В его отношениях с директором это было нормально: Снейп делал то, что говорил Альбус, и совершенно наплевать, хочет ли он того сам или нет.
Как раз сейчас Северус нехотя осматривал запасы в своем кабинете: ингредиенты для аконитового зелья были не самыми распространенными, и нужно было своевременно пополнить их. Учитывая тот факт, что зелье готовится не день и не два, а полнолуние не за горами... Как бы ни противился этому Снейп, а начать его готовить придется, и причем чем быстрее, тем лучше.
Отвлек мужчину стук в дверь; он вскинул брови и закрыл дверцы шкафа, повернувшись в сторону двери. Чтобы кто-то явился к нему без приглашения  - это было достаточно редкое явление; наверное, так мог бы поступить только Дамблдор, но директор чаще всего использовал другие способы вызвать Северуса на разговор, и чаще всего это происходило не в подземелье. Поэтому сейчас Снейп даже был немного удивлен, пытаясь понять, кого могло к нему принести. Правда, в следующее мгновение он услышал голос, и тайна этого дня была разгадана. И без того не особенно радостное лицо Северуса, казалось, скисло еще сильнее. Еще не хватало удовольствия общения с оборотнем, голос которого зельевар, конечно, сразу узнал. В глубине сознания он понимал, что рано или поздно столкнуться с Ремусом ему придется, но как же не хотелось!
Чуть сжав губы, мужчина все же отошел от своих шкафов и подошел к двери, медленно ее открывая, будто борясь со своим нежеланием встречаться взглядом со своим будущей коллегой. Но вот он уже стоит лицом к лицу с оборотнем, и хмурится еще сильнее: нет, он совершенно не рад его видеть. Он прекрасно помнит каждую стычку с мародерами, в которых Люпин – староста, кстати говоря! – если и не помогал своим дружкам, то как минимум делал вид, что все в порядке и так и должно быть. С чего бы Северусу испытывать к нему хоть малейшую симпатию? И сейчас, глядя на Ремуса, Снейп будто на несколько мгновений снова ощущает себя школьником, напрягшимся от такого близкого присутствия врага. Но тут же быстро берет себя в руки – нет, на этот раз все совершенно по-другому. Это Ремусу сейчас нужно напрягаться: немного больше аконита в его зелье, чем нужно, и он труп. Или одно слово Северуса там, где нужно, разоблачающее его природу оборотня  - и Люпин вылетает из школы. Так что... Снейп усмехнулся буквально на долю секунды, мгновенно снова становясь предельно серьезным, чуть прищуриваясь и скрещивая руки на груди. – Люпин, - процедил он, чуть вскидывая брови. Глаза его практически буравили лицо оборотня. Выглядел тот не лучшим образом: ежемесячные обращения оставляли на нем свой след, несомненно. И как только окружающие его люди сразу не догадываются, что Люпин есть такое на самом деле? Снейп с трудом сдерживался от того, чтобы не проникнуть в разум оборотня прямо сейчас, с порога. Надо ли говорить, что он ни на грамм ему не доверял? Северус был абсолютно готов к тому, что вот-вот из-за спины Ремуса выпрыгнет Блэк.
Интересно, зачем он к нему явился? Снейп опустил взгляд на пергамент, который держал Люпин в руках, вопросительно вскидывая брови. – Что же это? Пригласительный билет в Хогвартс для Блэка? – Северус снова поднял взгляд на мужчину. Он пусть и догадывался, но точно не знал, зачем Люпин был здесь и с какими намерениями, но ведь оборотень не думал, что Снейп будет рад его видеть, правда?

+2

4

Наверное, было странно ждать, что Северус Снейп встретит его, как старый приятель. Ремус не ждал ни дружеских объятий, ни слов о том, как по нему скучали. Это могли сказать кто-то из его старых друзей. Да и то, Первая Магическая запихивала эти слова им как можно глубже в глотку. Чем дольше длилось противостояние, тем меньше добрых слов слышал Люпин в своей жизни. Все находили себе жизненный ориентир по-своему. Кто-то находил его в своей второй половинке, кто-то – в лучшем друге. И Люпин не был исключением. Разговоры о любви оборотень никогда не затрагивал (что в семидесятые и восьмидесятые у магглов могло лишь вызвать вопросы о его психическом самочувствии), потому все прекрасно знали, что его единственным жизненным ориентиром, не позволяющим сбиться с пути, были его друзья.
В Ордене ему доверяли далеко не все. Еще бы, оборотень. К сожалению, этого факта от других было не скрыть. Тот же Аластор быстро его раскрыл, и нескольких минут не потребовалось. И, хоть Дамблдор за него поручился, а Джеймс честно предупредил, что никаких разговоров в сторону своих друзей не потерпит, Люпин впервые столкнулся с полной беспомощностью влияния людей на других. Нельзя заставить полюбить собаку, которую все считают бешеной. Все только и будут, что ждать, когда из ее пасти повалит пена, чтобы пристрелить побыстрее.
Когда произошло нападение на дом в Годриковой Впадине, Люпина не было рядом. Дамблдор отправил его на север, по одному из заданий Ордена. И когда юный оборотень вернулся, суд над Блэком уже прошел. Его жизненный ориентир был потерян. Он совершенно не представлял, чем заслужил к себе такое отношение от госпожи Судьбы. Но тут всплывали всегда слова отца: «Ты заслужил это тем, чем ты стал». Подобные мысли не успокаивали, но приносили какое-то смирение.
Рем не хотел верить, что Сириус Блэк – предатель в их маленькой стае. Вот уж кого-кого, а Блэка он совершенно не мог представить на стороне Темного Лорда, в окружении своей семьи, таких же Блэков. Семь лет в школе они шли рука об руку. Сириус ненавидел свою семью. Его самым страшным кошмаром ведь и было стать таким же, как они. Что должно было сломать человека так сильно, чтобы воплотить собственный кошмар по доброй воле? Разве Джеймс не был добр к нему? Разве не любил едва ли не сильнее, чем самого себя? Хотел бы Люпин задать эти вопросы лично ему, смотря в эти отвратительные глаза. Но так и не смог этого сделать.
От прошлого осталось совсем немного. Орден распался. Те, с кем он общался больше всего, погибли, потеряли рассудок или погрузились в дела своих семей. Люпин же остался абсолютно один. Возможно, он, в память о друзьях, попытался бы попросить Дамблдора передать ему мальчика. Мол, все же, это сын его лучшего друга. Но всегда останавливал страх. А что он будет делать с ребенком? А что он, оборотень, может ему дать? У него ни кола, ни двора, ни галлеона в кармане.
- Добрый вечер, Северус, - услышав свою фамилию, Рем словно вышел из транса. Надо же, Северус стал громче разговаривать. Он даже не узнал в первую минуту своего бывшего однокурсника. Но черты лица, которые высмеивались всей школой, он запомнил на всю жизнь.
Голос его был полон язвительности, и это не удивительно. Люпин прекрасно понимал, что теперь, когда у него не осталось никого, попытка наладить отношения со Снейпом, не более, чем попытка вернуть хоть что-то из прошлого, которым он продолжал жить, не найдя себя в настоящем. Вокруг больше не было никого, а чем зельевар хуже?
- Это? – он опустил взгляд на пергамент и невольно засмеялся. Смех у оборотня был тихий, добрый, совершенно не насмешливый. Усталое лицо украсила добрая улыбка. – Нет-нет, Северус. Это не для Блэка. Это для тебя. Я подумал, что и без того сильно обременяю тебя своей проблемой, и потому решил, что дать точные даты, к которым мне нужна твоя работа – это меньшее, что я могу сделать, чтобы хоть немного облегчить тебе работу.
Билет для Блэка? В этот момент сердце Ремуса пропустило удар. Он прикрыл глаза и вздохнул. Нет, для Блэка у оборотня было лишь два билета: в Азкабан и на тот свет. И если в Азкабане больше не было смысла, то вот второй билет был очень даже неплохим вариантом. Наверное, это меньшее, чем он может отплатить за смерть Джеймса – собственной кровью.
- Я могу зайти? – мягко спросил Люпин, хоть и чувствовал себя неловко. – Не передаю вещи через порог – тогда они становятся причиной для ссор. А мне с тобой ссориться нет нужды. Давно стал преподавателем?

+2

5

Да, абсолютно не такой реакции ожидал Снейп, что и говорить. Хотя он, бесспорно, узнавал Ремуса  - тот был, наверное, самым мягким из всей четверки. Нет, не стоить принимать мягкость за слабость, это далеко не было так, вот только далеко не все могли себе позволить вести себя подобным образом. Вот Северус – точно нет. Когда он вернулся в Хогвартс преподавать вскоре после собственного выпуска, он вовсе не испытывал наивных надежд, что относиться к нему начнут иначе, нежели во время учебы, поэтому он был жестким с самого начала. Страх – единственное, что могло бы присмирить учеников, некоторые из которых, кстати, еще прекрасно помнили, что это именно со Снейпом тогда произошла история на озере... Зельевар действовал однозначно: перекрывал воспоминания о собственном позоре у тех учеников, что о нем знали, гораздо более личными и свежими впечатлениями. На своих уроках, естественно. И со временем это сработало, Снейп не просчитался.
Так вот, именно поэтому последним, чего ждал Северус от Люпина при упоминании имени Блэка– это был добрый смех. Снейп все всматривался в его лицо, пытаясь увидеть так хоть что-то;  и да, в какой-то момент Люпин прикрыл глаза. Видимо, тема лучшего друга-предателя все же была болезненной для оборотня. Или он просто хорошо играл? А, услышав, что именно принес ему Ремус на пергаменте, Снейп едва удержался от усмешки. Насколько сильно все меняет жизнь, расставляя все по своим местам, не находите?
— Я могу зайти? – о, ну вы только посмотрите на него. Ему "нет нужды ссориться" с Северусом. Разумеется, сейчас – нет, это совершенно неудивительно. Снейп еще раз посмотрел на мужчину и взял у него из рук пергамент, несколько секунд еще оценивая ситуацию: пускать того в кабинет, как тот просил, или отправить восвояси. И, как ни странно, через несколько секунд все же отпустил, позволяя оборотню пройти внутрь.
Сам слизеринец еще помнил этот кабинет, когда в нем обитал Слизнорт, сейчас же там все было совершенно иначе. Все лишнее и совершенно ненужное было из кабинета убрано, Слизнорт все же страдал какой-то странной любовью к симпатичным безделушкам, Северусу это было чуждо. Сейчас в кабинете не было ничего, что бы не имело отношения к его предмету так или иначе. Забитые полки с ингредиентами, инструменты, котлы, колбы, а самое главное – бесчисленное количество книг. Что и говорить, Снейп успел здесь освоиться за свои годы бытия преподавателем и наложить на кабинет отпечаток себя.
Заданный вопрос со стороны Ремуса как будто разбудил Снейпа. Он до сих пор не проронил ни единого слова, пропуская новоявленного профессора в свой кабинет, и заговорил только сейчас: - Да, давно, больше десяти лет, - он отложил в сторону пергамент, который, на самом деле, вряд ли бы ему пригодился. – Дамблдор уже любезно попросил меня помочь с твоей, кхм, проблемой, и исключительно из глубочайшего уважения к нему... – Северус замолчал на несколько секунд, - я как раз оценивал свои запасы. Кроме того, у зелья есть один не очень приятный в получении компонент, - не то, что бы Снейп волновался о том, как Ремус будет пускать кровь сам себе – тому явно не впервой. Зельевар медленно подошел к столу и достал из верхнего ящика специальную пробирку, протягивая ее Люпину, - кровь лучше всего собрать сюда, не свернется.
Что и говорить, вежливостью Снейп сегодня не  отличался – а с другой стороны, неужели Ремус ее ждал? Да конечно, нет, если не был совсем идиотом. Вид у оборотня был, конечно, достаточно дружелюбным, но и Северус не был дураком, чтобы понять, для чего. И ох как жаль, что он не может отказать Ремусу в его просьбе, ох как жаль.
- Ремус, я не имею ни малейшего представления, что заставляет Дамблдора доверять тебе настолько, чтобы пригласить преподавать на фоне того, что происходит, - да, Снейп решил заявить Люпину в открытую, что он ему не доверяет. И что совершенно не рад появлению оборотня в школе - что было совершенно не удивительным. В конце концов, это представляло определенную опасность и для учеников, даже если не говорить лично о Поттере. Да, конечно, Волчье зелье уменьшит связанные с этим риски, но от того, что Люпин может быть на связи с Блэком, не застрахован никто. – Какова вероятность того, что Блэк, узнав, какую ты занимаешь должность, направится прямиком в замок? – Снейп решил исходить из презумпции невиновности, что было достаточно тяжело – ее не хотелось применять в отношении кого-то из мародеров. Но он все же нашел в себе силы и представил, будто Ремус считает Сириуса предателем своих лучших друзей. Тем не менее, он должен понимать – его присутствие в школе... как будто было недостаточно приманки в виде Поттера? Снейп конечно частично догадывался, что Альбус действовал из подобных мыслей: мол, Блэк объявится и свяжется со своим бывшим дружком, и вот тут-то они его и повяжут. Но откуда такое сильное доверие к Люпину? Кто может знать, что в ответственный момент он будет на стороне Дамблдора, а не Блэка? Снейпа очень напрягало все происходящее, честно говоря. – И какова вероятность того, что если он попытается с тобой связаться – ты решишь его выслушать?

Отредактировано Severus Snape (2018-07-02 09:09:59)

+2

6

Поведение Северуса было более чем оправдано. Ремус изо всех сил старался быть более дружелюбным, чем в школе. В школе мальчишка на слизеринца не особо-то обращал внимание. Разные факультеты, разные интересы. Вряд ли их что-то вообще могло связывать друг с другом. Но Люпин еще тогда не понимал: какое дело вообще Снейпу до его отсутствий. Почему именно этот слизеринский Шерлок Холмс вечно лез в его дела. Возможно, он хотел какого-то подобия справедливости, мол, все ходят на занятия, и ты ходи. Возможно, он даже беспокоился о Ремусе, в какой-то мере. Все же, пропадающий из раза в раз студент не мог не вызывать вопросов. Но в целом любопытство мальчишки вызывало только лишний стресс и дискомфорт.  Сириус и Джеймс же, пользуясь нелюбовью Ремуса к вмешательству в свою личную жизнь, издевались над ним, не боясь наказаний и укоризны со стороны будущего старосты.
- Благодарю, - и Люпин прошел, осматриваясь. Кабинет изменился. В последний раз, когда он тут был, зелий, книг и ингредиентов было куда меньше. Было много всяких безделушек из поездок, подарков от бывших учеников, и прочей бесполезной утвари, которая вряд ли могла пригодиться зельевару. Сейчас же кабинет представлял из себя концентрированный апогей любви к своему делу. Хотя, признаться, такой кабинет самому оборотню нравился куда больше. Не сказать, что он любил зельеварение, но имел по нему вполне твердую «Выше ожидаемого». В конце концов, в школьном курсе следовало только следовать рецепту и не отвлекаться на шутки Хвоста. – Никогда бы не подумал, что тебе будет интересно преподавание, Северус.
Люпин взял в руки пробирку и снова мягко улыбнулся. Дамблдор. Разумеется, кто же еще. Он не стал говорить, что одной из причин его появления здесь был именно Дамблдор. Доверие старому волшебнику было так велико до сих пор, что оборотень был готов снова рискнуть безопасностью учеников, наплевав на собственные принципы.
- Я очень благодарен тебе, в любом случае, - кивнул Рем и достал из кармана маленький походный нож. Дезинфекция была не нужна – оборотни не восприимчивы к вирусам. И заражение крови ему не грозило. И потому он легко надавил лезвием на подушечку пальца, делая надрез. Неприятно. Сжимая рану с двух сторон пальцами, мужчина принялся, капля за каплей, заливать ту в пробирку.
Снова имя Блэка. Вопрос Снейпа был более, чем предсказуем. Но был несколько… странным.
- Узнав мою должность? – удивленно поднял глаза Люпин и посмотрел на Северуса, будто бы тот спросил что-то настолько нелепое, насколько это вообще возможно. – Сомневаюсь, что Сириусу Блэку есть до меня какое-либо дело. Если он может подумать, что после того, что он сделал, я помогу ему добраться еще и до Гарри… То дементоры точно выбили из него остаток разума, который не добила служба Волдеморту… Ох, извини.
Последняя фраза прозвучала даже несколько резко, пожалуй, и потому он даже извинился за произнесенное имя. Оборотень притих, смотря, как кровь медленно опускается по стенкам пробирки. Видимо, Северус возьмет сразу на продолжительный срок, чтобы не бегать каждый раз за оборотнем.
- Выслушать то, как он сначала выдал Джеймса и Лили, а потом жесточайшим образом убил Питера, который в жизни бы и мухи не обидел? Единственное, что я хочу сделать, Северус, - это защитить Гарри от этого психопата. Это не мой друг. Это не Сириус, которого я знал. И я не собираюсь ему помогать только потому, что он выглядит, как мой друг…
И он вздохнул. Слишком болезненные воспоминания. Никогда Люпин не думал, что испытает большее предательство, чем непринятие его собственной семьей. Сириус Блэк сумел доказать, что как бы тебе не было плохо, всегда найдется, что похуже.
- Думаю, этого достаточно, - и он протянул пробирку Северусу. – Если понадобится – дам еще. У меня ее много, к счастью. Расскажешь, как сейчас дела обстоят в Хогвартсе? Мне нужно немного времени, чтобы влиться в новую жизнь. Я бы не отказался от помощи.

Отредактировано Remus Lupin (2018-07-02 10:37:30)

+2

7

Похоже, Люпин не врал. Во всяком случае, удивился вопросу Северуса он совершенно искренне. Снейп не сводил с него взгляда ни на секунду, пытался заметить хоть один признак того, что Ремус лжет, но их не было. И Северус отступил. В конце концов, ему доверял Дамблдор, вряд ли бы директор стал бы это делать без причины.  Разумеется, отступление Северуса вовсе не значило автоматически, что он стал как-то иначе относиться к Ремусу, вовсе нет. Как бы то ни было, Северус в любом случае будет начеку, потому что на самом деле времена наступили такие, когда доверять нельзя никому.
Когда Люпин назвал имя Темного Лорда, Северус вскинул на него взгляд и чуть сильнее сжал губы, несмотря на то, что оборотень тут же извинился. Это имя резало слух, до сих пор. Сам Снейп никогда его не произносил – нет, не из страха, а изначально из уважения к Лорду, к которому он присоединился когда-то совершенно добровольно, абсолютно не предполагая, чем это для него обернется в итоге. Сейчас же он настолько привык называть его про себя Темным Лордом, что любые другие имена звучали металлом по стеклу. Но все же Снейп никак не прокомментировал это, тем более что Люпин продолжил говорить, одновременно пуская в пробирку кровь.
Выслушать то, как он сначала выдал Джеймса и Лили, а потом жесточайшим образом убил Питера, который в жизни бы и мухи не обидел? Единственное, что я хочу сделать, Северус, — это защитить Гарри от этого психопата, - если бы Снейп не скрывал свои эмоции от окружающих, он бы поморщился. Употребление словосочетания «Джеймс и Лили», имена которых он практически всегда теперь слышал в паре, уже набило оскомину. Равно как и «Лили Поттер». Северус, наверное, никогда с этим по-настоящему не примирится – хотя все это давно уже в прошлом, казалось бы... В этом и была его главная проблема – он не мог его отпустить. Он по-прежнему строил свою жизнь вокруг воспоминаний о Лили, по-прежнему в нем жили, казалось бы, совершенно детские и подростковые страхи и неприязни, но Северус не мог отпустить ничего из этого. Возможно, он изменился внешне: и не только его образ, но и поведение, но вот его характер в своем основании остался прежним, и какие-то моменты, из которых уже пора было вырасти, продолжали существовать внутри зельевара.
А вот то, как Люпин отозвался о Питере, едва не вызвало у Северуса ироническую ухмылку. Конечно, бедный Петтигрю, который и мухи не обидит. Возможно, да и скорее всего, Питеру просто повезло, что он не успел натворить ничего серьезного до своей смерти. Потому что Северус когда-то сам назвал его имя Лорду, предлагая его как возможного предателя. Конечно, в глубине души он тогда понимал, что ничего действительно важного Петтигрю в Ордене не доверят... но все же, предатель есть предатель. Да и кто же знал, что завербуют в итоге Блэка?
Зельевар взял у оборотня пробирку и плотно закрыл ее, убирая в шкаф. – Думаю, этого будет достаточно на несколько порций, - он кивнул, поворачиваясь к Ремусу, - признаться, за эти годы мало что изменилось, - о да, вражда факультетов никуда не делась, гриффиндорцы так же ненавидят слизеринцев, которых теперь возглавлял Снейп. А Дамблдор по-прежнему покрывал гриффиндорцев в лице Поттера, как и раньше. – Разве что меры безопасности пришлось усилить, ты сам прекрасно понимаешь, - Снейп сцепил руки за спиной, - Поттер склонен к авантюрам и не встречает этому никаких возражений, к сожалению, как и его отец когда-то, - при упоминании Джеймса выражение лица Северуса снова изменилось, и было мрачнее обычного. Нет, к Поттеру-старшему относиться хоть немного лучше он не станет никогда.  – Так что это может усложнить твои попытки его защитить, - Снейп чуть криво усмехнулся. Сам он никогда не признается, что пытается приглядывать за мальчишкой по мере возможности. Не потому, что испытывает к нему симпатию, абсолютно нет – и в помине такого не было. Просто потому что чувствует себя обязанным Лили.

+2

8

Ремус проводил взглядом пробирку с его собственным биоматериалом и кивнул. Хорошо, раз этого хватит на несколько порций, это будет очень удобно. Северус явно не выказывал желания общаться с оборотнем больше, чем положено. Впрочем, Ремус воспринимал подобное желание по-своему. Почему-то ему казалось, что причина как раз в том, что он – оборотень. Кто захочет задерживаться со зверем один на один надолго, если так подумать? Столько лет прошло, а настроения магов до сих пор не изменились: к волшебникам-полулюдям относятся, как к больным чумой, не иначе. Потому поведению окружающих Рем всегда находил самое привычное и простое объяснение.
- Да, я повышенной защитой уже столкнулся в поезде, - поморщился оборотень, вспоминая столкновение. Дементоров он не любил особенно. Эти твари вызывали в нем самые ужасные воспоминания, как и в любом человеке. Смерть матери, слова отца, каждое из которых было, как пощечина по лицу. – О чем они только думали, запуская дементоров в поезд к детям. Не удивительно, что один из них посмел напасть на студента, да еще и на Гарри… Да, мы с ним уже столкнулись.
Люпин медленно подошел к одной из полок с книгами и пальцем проскользил по корешку. Кажется, он думал, стоит ли говорить с Северусом о том, что он слышал в поезде.
- Для Гарри уже не секрет, что Сириус Блэк охотится за ним, - все же решился он, не смотря на зельевара. Все же, они тут оба за одним и тем же: один защищает сына Джеймса, а второй – ребенка Лили. Их цели совпали. – Надеюсь, что ему хватит благоразумия не пытаться найти Блэка самостоятельно. Если он такой же, как его отец, то… я даже предположить не могу, что может вбрести в его голову в тринадцать лет. Нам в этом возрасте только было любопытно добежать до ствола Гремучей Ивы и вернуться обратно со всеми конечностями. Не думаю, что современных детей интересуют подобные развлечения.
И он вздохнул. Надо было решиться и поговорить прямо сейчас. Как мужчина с мужчиной.
- Северус, какие бы между нами не были взаимоотношения раньше, сейчас нам дали одно и то же задание – присмотреть за ним. Может, мы могли бы отложить давние обиды и заключить, хотя бы, временное перемирие?
Странно было ставить вопрос таким образом. Они никогда не конфликтовали открыто, всегда оставаясь друг от друга на расстоянии. Но тем не менее, сейчас для Люпина было очень важно это обговорить. И он развернулся к Снейпу, протянув ему руку для рукопожатия, вздохнув. Было даже в какой-то степени любопытно, протянет ли руку в ответ ему профессор Зельеварения, или решит, что это ниже его достоинства – здороваться за руку с мародером.
- Мародёры мертвы. Теперь я самый обыкновенный преподаватель с не самым приличным прошлым, за которое сильно раскаиваюсь.

+2

9

Северус не сразу понял, зачем Ремусу это было нужно. Перемирие? Да, можно было бы подумать, что это все из-за зелья, в котором оборотень нуждался, но они уже выяснили, что Снейп будет его готовить и будет делать это хорошо, так что этот вариант отпадает. Да и в целом Люпин был нарочито вежлив и доброжелателен, к чему Снейп в отношении себя вовсе не привык. Особенно со стороны кого-то из друзей Поттера. И он бы, наверное, отправил Ремуса восвояси, сказав, мол, зелье я тебе сварю, а сейчас можешь со своим перемирием брать и убираться куда подальше. Вот только последняя фраза Ремуса заставила Северуса крепко задуматься.
— Мародёры мертвы. Теперь я самый обыкновенный преподаватель с не самым приличным прошлым, за которое сильно раскаиваюсь, - ну, до обыкновенного преподавателя ему было как до луны, конечно, но сейчас не об этом. То, что Люпин сказал про свое прошлое, отозвалось где-то глубоко внутри у Северуса. Разве он сам не был таким же? Разве сам не натворил кучу ошибок, за которые теперь так же раскаивается? И что было бы, если Дамблдор когда-то не внял его словам и раскаянию? Мужчина медленно втянул носом воздух, опуская взгляд на руку оборотня и медленно протягивая ему руку и пожимая ладонь собеседника. В конце концов, Люпин был прав – у них была одна цель. Только Северус не говорил о ней так открыто, да и не собирался. Поттеру и в голову не должно было прийти, что он – Снейп – может его защищать. А откуда об этом знает Люпин... Дамблдор надоумил или он сам догадался? - Я за свое прошлое расплачиваюсь по сей день, - говоря об этом, Северус имел в виду очень многое: и бесчисленные просьбы Дамблдора, которые, он осознавал, не прекратятся никогда и вряд ли всегда будут простыми, и необходимость ежедневно наблюдать Поттера, от одного вида которого иногда скулы сводило, да и мало ли что еще... Так что, можно сказать, пожимая ладонь Ремусу, Северус еще и хотел дать ему понять, что тот относительно легко отделывается от грехов юности. Нет, они не станут друзьями, разумеется, некоторые раны не только не заживают окончательно, но еще и начинают гноиться. Но Люпин был прав, стоило это признать, и конфронтация сейчас была бы, во-первых, не очень уместной, во-вторых, энергозатратной, тогда как силы лучше было направить в другом направлении. Так что, возможно, Северусу и было не очень легко сейчас пойти на перемирие, но все же он это сделал, понимая, что есть вещи важнее обид прошлого. Это отличало его от Северуса молодого: сейчас он мог жестко задвинуть какие-то личные эмоции на задний план, если они мешают делу. – Мальчишка ничего не должен знать, - немного резко предупредил он Ремуса, подразумевая не только то, что Снейп был обязан защищать Поттера, но и вообще что его что-то связывало с Лили. Ни к чему это все.
- Я предполагаю, что Блэк может попытаться выйти с тобой на связь, Ремус. Возможно, он попытается убедить тебя в своей невиновности, - вообще, по правде сказать, Северус просто мечтал о том, что если Сириус сунется в замок – Снейп сумеет его поймать и отомстить. Отомстить за все: и за то, что он творил с ним в школьные годы, и за то, что предал Лили. О, если бы удалось добраться до него первым... – Поттер, если Блэк все же доберется до него, едва ли сможет дать ему отпор самостоятельно. Два твоих предшественника на посту преподавателей, мягко говоря, едва ли справлялись со своими обязанностями, - Снейп криво усмехнулся, подумав о том, что он сам бы справился с этим куда как лучше. Он говорил об этом Дамблдору не раз за эти годы, но все было тщетно. Хотя нельзя не признать – знания в голову Поттера в основном  вбивались только насильственными методами... особенно на уроках Зельеварения.

+1

10

Мысли о том, что Северуса мог сдать Дамблдор, были абсолютно напрасны. Ремус был искренне уверен, что, учитывая настроения Сириуса Блэка, защищать Гарри Поттера было обязанностью каждого преподавателя в школе, что контактирует с мальчиком. И если Северусу приходится вести у юного Поттера Зельеварение, выходит, что и защита ложится и на его плечи тоже. Возможно, оборотень бы и задумался, восприняв как-то по-особенному слова профессора Дамблдора о том, что с любыми вопросами можно обращаться к Северусу Снейпу, мол, он тут разбирается в решениях неразрешимого, но воспринято это было совершенно иначе.
Впрочем, нельзя было не отметить, что у Ремуса был свой взгляд на фигуру зельевара. Он помнил его еще в школе, робким мальчишкой, который был забит всеми, кем только можно. Нелюдимый, возможно, завидующий тем, кто мог найти себе друзей. На первом курсе они с Ремусом были достаточно похожи. Но Рем встретил своих Мародеров. Возможно, если бы Северус встретил  своих, его жизнь повернулась бы иначе. Но история не терпит сослагательного наклонения – и они стали теми, кем стали. И остались теми, кем могли остаться.
- Всем приходится платить по счетам, - кивнул Рем, пожимая руку Северуса. Рука у зельевара была тонкая, но совершенно не сухая, как он мог бы предположить. Видимо, работы с ингредиентами, да еще и в полумраке, не так уж плохо влияют на кожу. А вот его, оборотня, руки были сухими, с слегка потрескавшейся кожей. Уходом Ремус немного пренебрегал, разве что обстригал ногти под самое основание. Даже царапины в необращенном состоянии могли принести людям дискомфорт, потому оборотень не позволял ногтям отрастать, без конца их обтачивая походными ножничками. На это уход заканчивался. Руку зельевара пожимать было приятно, но профессор Защиты все же отпустил ту и спрятал собственную руку в карман.
- Разумеется, Гарри ничего не должен узнать, - понимающе кивнул победитель конкурса «Самый наивный оборотень этого десятилетия». – Для него это должен быть самый обычный учебный курс. Хоть один-то курс у мальчишки должен быть обычным, а не наполненным сражениями с… ним или другими опасными приключениями. Дамблдор мне уже рассказал немного, чтобы я был в курсе событий и ничему уже не удивлялся.
Разговор о Блэке совершил петлю и вернулся. Разумеется. Событие, каких не бывало. Ремус совершенно не представлял, что творится в голове у Блэка. Но очень хотел бы, чтобы того вновь вернули в Азкабан. Преступники должны знать свое место.
- Если Сириус Блэк попытается связаться со мной, я передам немедленно его стражам Азкабана, клянусь - напоминание о дементорах оставило странную тень на лице оборотня. Было видно, что к этим созданиям он питает особую нелюбовь. – Я даже слышать ничего не хочу от него. Думаю, о человеке говорят больше его дела, чем сладкие речи. Кстати, о сладких речах.
И он как-то даже шутливо сверкнул глазами, обходя один из столов.
- Да, я слышал о том, кто и как тут преподавал. Признаться, у нас ситуация была не лучше, но… Кажется, Гилдерой оставил большой пробел по существам у студентов. Думаю, нам неплохо бы его наверстать. Начнем, пожалуй, с боггартов… Красные колпаки, водяные. Стоит немного вернуть ребят в привычную учебную среду и наверстать упущенное. Может, выпьем чаю? Если хочешь, поднимемся в мой кабинет…

+1

11

— Да, я слышал о том, кто и как тут преподавал. Признаться, у нас ситуация была не лучше, но... – декан, услышав эти слова, криво усмехнулся. О да, во времена их учебы с преподаванием ЗОТИ было ненамного лучше, несмотря на это, Снейп живо интересовался защитой от темных искусств, потому что интересовался самой темной магией. Одно для него не существовало без другого, и Снейп прекрасно помнил, как жадно он искал любую информацию, доступную в школе (и не только). Впрочем, в части самозащиты у него было несколько прекрасных учителей, благодаря которым Снейп уже всегда сможет за себя постоять. А уж что касается Темных Искусств... Надо ли говорить, что зельевар знал о них на порядок больше многих других в школе? Ведь это именно он провел несколько лет бок о бок с Темным Лордом. А чтобы эффективно бороться с врагом, необходимо хорошо его знать. Поэтому Снейп и считал, что он мог бы научить студентов гораздо большему... Но Дамблдор, видимо, не разделял его мнения. И, кстати, был один момент, который немного удивлял Снейпа... Профессор за сегодняшний разговор не раз намекнул Люпину, что он ему не доверяет, причем весьма недвусмысленно. Люпин же, наверняка зная, что Северус был в рядах Пожирателей Смерти, ни одним словом, ни вообще ничем не затронул эту тему. Хотя, честно говоря, Снейп довольно часто ловил на себе недоверчивые взгляды, прекрасно зная их причину. Кроме того, всем своим поведением Северус очень мало походил на кого-то, кто может априори вызывать у кого-то доверие и симпатию, мужчина прекрасно это понимал и не испытывал в этом плане никаких иллюзий. Абсолютное большинство все же молчало – потому что Дамблдор. И что тогда это значит со стороны Люпина? Такое же безусловное доверие к директору?
- Может, выпьем чаю? Если хочешь, поднимемся в мой кабинет… -  Северус покосился на Люпина, пытаясь  понять, серьезно он сейчас или нет. Выпить чаю? Признаться, подобные вещи были совершенно чужды Снейпу, и уж он совершенно точно не чаевничал ни с кем в своем кабинете. Более того, Северус вообще, честно говоря, чай не любил. И вообще, как это Ремус себе представляет? Что сейчас они сядут за столик и начнут вести дружескую беседу, вспоминая счастливые школьные деньки? Снейп втянул носом воздух и покачал головой, немного резко закрывая дверцу шкафа: - Прошу меня простить, Ремус, но я не пью чай, - и это, на самом деле, было правдой. Снейп считал подобные занятия пустой тратой времени, которое, между тем, было очень ценным. Вместо этого ему в голову пришла немного другая мысль: почему бы не начать готовить Аконитовое зелье прямо сейчас? Может, ему все же удастся избавиться от необходимости поставлять зелье ежемесячно Ремусу? Да, они заключили временное перемирие, вроде как, но это отнюдь не значило, что Снейп резко начал считать Ремуса другом, а потому... – Да и в целом, стоит ли тратить время на что-то столь бесполезное? – Снейп вскинул брови, чуть подтягивая рукава мантии, - когда можно было бы заняться чем-то куда более нужным... твоим зельем, к примеру, - да, Волчье противоядие было достаточно сложным в изготовлении, но все же Ремус, как предполагал Снейп, мог бы с этим справиться. Во всяком случае, уж точно можно было попытаться. – Я не снимаю с себя обязанности по его приготовлению, но все же думаю, тебе было бы полезно научиться его готовить. Как минимум, с расчетом на будущее, - Люпин ведь понимал, что в Хогвартсе он не навсегда, а поставлять ему зелье пожизненно никто не будет? Можно понять, почему он до сих пор не брался за самостоятельное изготовление: немного больше некоторых ингредиентов или другая оплошность, и Волчья болезнь сгинет навсегда. Как, впрочем, и ее носитель.
Кроме того, Северуса все равно окончательно не оставляло легкое чувство недоверия к Люпину. Ему хотелось быть точно уверенным, что эти слова Люпина про Блэка – правда, несмотря на всю их убедительность. Снейп, в конце концов, был крайне мнителен, и, к сожалению, его подозрения просто так не пропадали. Так же как и неприязнь. И на все это было необходимо время. – Разумеется, если у тебя есть сейчас на это время. И ты вполне можешь, при желании, совместить это с чашкой чая, - Снейп вопросительно посмотрел на оборотня

+1

12

Кажется, попытка пойти на дружественный контакт была преждевременной. Что же, его можно было понять. Мало кто доверяет оборотням по сей день. Мужчина запустил пальцы в волосы и выдохнул, задумчивый. Ничего, каким бы нелюдимым не был ворчливый зельевар, все равно каждый из нас рано или поздно начинает искать компанию, к которой хочется прибиться. И Рем надеялся, что этой компанией для Северуса он мог бы стать.
- Не пьешь, так не пьешь, - Рем был вполне миролюбиво настроен. Он никогда не был конфликтным человеком. Живя в обстановке, когда даже твое существование является причиной тебя ненавидеть, невольно начинаешь затихать. Сначала ты соглашаешься лишь частично с общей ненавистью. Потом начинаешь пытаться не создавать лишних поводов для конфликтов. Ну а после и совсем превращаешься в покладистого ручного щенка, который и пальцем в твою сторону не пошевельнет агрессивно. – Я ведь не стану настаивать.
С такими людьми очень сложно общаться. Чаще всего они хотят, чтобы их просто оставили в покое и не вытаскивали из их скромного мирка, в виде небольшой территории, очерченной мелом по полу. Но Ремусу уже пришлось ворваться в этот мир. И теперь он старался двигаться максимально аккуратно, чтобы не причинять излишнего беспокойства хозяину этого мира. Но кто знает, когда его нога случайно сотрет часть линии на полу.
- Научишь варить меня Аконитовое зелье? – удивленно ахнул он и посмотрел даже с долей восхищения на профессора. Зелье было невероятно сложным в изготовлении, потому он никогда не решался  за него браться. – Надеюсь, я буду чуть более успешным учеником сейчас, чем в школе, на занятиях Слизнорта.
И оборотень снял старую потрепанную временем и природными явлениями мантию, в которой и ехал на Хогвартс-экспресс, поправляя рукава старой сорочки. Несмотря на внешне потрепанный вид, мужчина все еще одевался по всей строгости. А потому он вытащил запонки из манжет и убрал их в карман. Рукава были закатаны по самые локти, обнажая предплечья, которые, как и все тело, были исполосованы собственными когтями. Одежды у него было немного, он предпочитал еще и одеваться в «Подержанных мантиях», а с его немалым ростом найти что-то по размеру было невероятно трудно. И потому беречь одежду было принято, чтобы как можно реже заботиться о покупке новой. Но даже потрепанная, она выглядела максимально ухоженной. Где могла – была зашита, покрыта аккуратными умелыми заплатками и швами, уже почти профессиональными. Разумеется, раньше эти швы выглядели менее аккуратными, и оборотню приходилось распускать собственную работу и начинать заново. Раз за разом, он научился штопать быстро, ловко и без использования магии.
- В этом году еще и Хагриду дали шанс преподавать, - тепло улыбнулся Люпин. В мантии он нашел сложенный лист пергамента и заточенный карандаш. Даже самый тупой карандаш будет лучше самой острой памяти. Точные меры на весах лучше записать. Как последовательность шагов и замечания по ним. – Думаю, это лучшее, что Дамблдор мог для него сделать. Все же, великий он человек…
Доверие к Дамблдору было бесконечным. Мужчина не представлял себе другого человека, которому мог бы доверять больше. Именно поэтому любое его решение воспринималось, как истина последней инстанции. Если профессор Дамблдор считает, что Северусу Снейпу можно верить, значит, Ремус будет ему верить. И неважно, какое прошлое было у человека. Значит, он изменился, раз это заметил даже самый великий волшебник.
- Сегодня я наблюдатель?

+1

13

Северус едва сдержал усмешку, когда Люпин так изумленно отреагировал на его предложение приготовить зелье. Хотя, наверное, это было действительно неожиданно. Не сказать, чтобы Снейп горел желанием обучить Ремуса приготовлению зелья, но вероятность того, что это облегчит зельевару жизнь в будущем, так или иначе стимулировала.
– Надеюсь, я буду чуть более успешным учеником сейчас, чем в школе, на занятиях Слизнорта, - Северус чуть криво улыбнулся уголком рта, посмотрев на Люпина. Сам Снейп никогда особой симпатии к Горацию не испытывал, как и не придавал особенной ценности его урокам. Гораздо больше он узнавал в свое время от собственной матери и от самостоятельных занятий, но все же Слизнорт был не самым худшим вариантом из всех возможных. Да и самого Северуса он всегда хвалил, не обходя вниманием его способности к предмету, а уже одно это так или иначе Снейпа, не избалованного ничьим вниманием, к нему располагало. Кроме того, сейчас, повзрослев и на собственной шкуре испытав то же самое, что испытывает любой учитель, Северус уже немного иначе смотрел на своего бывшего преподавателя.
– Очень на это надеюсь, - зельевар чуть кивнул, подходя к шкафу и доставая из него необходимые ингредиенты и приспособления. Предстоящее обучение он никак не ассоциировал со своими уроками зельеварения, которые он проводил с детьми. Все же это совершенно разные вещи – пытаться научить чему-то совершенно не желающих этого мелких недоносков и обучать чему-то взрослого человека, заинтересованного в результате.
– В конечном итоге, это в твоих собственных интересах, Ремус. Откровенно говоря, слухи об исключительной сложности приготовления волчьего противоядия сильно преувеличены, - Снейп перенес все необходимое на стол с котлом, мельком посмотрев на Ремуса. — Сегодня я наблюдатель? – Северус кивнул, отвечая: - думаю, это будет самым логичным на сегодня. Так вот, - мужчина поправил котел и направил внутрь него палочку, негромко произнося: - Агуаменти, - и котел почти мгновенно наполнился чистой и прохладной водой.
– Вся сложность состоит в некоторых редких ингредиентах, а так же в необходимости соблюдать точные пропорции. Инсендио, - еще одно заклинание, и под котелком загорелся огонь. – Основа зелья – корень аконита, он может быть ядовит, поэтому нужно быть с ним крайне внимательным. Ровно три унции* на котел стандартного объема №3, то есть на полтора потла**. Очищенный корень нужно выварить до тех пор, пока он не побелеет, при этом нельзя допускать бурного кипения, - Северус направил палочку под котел, уменьшая напор подогревающего огня, и заглянул внутрь котла.
– Можно добавлять. В горячую воду или холодную - значения особенного не имеет. Я все приготовил, скажу честно, накануне, уже взвешено, но с этим проблем быть не должно, верно? – брюнет палочкой помог нарезанному и очищенному заранее желтоватому корню оказаться в котелке. Дальше оставалось только ждать, пока выварится корень, а поэтому Снейп поправил рукава и кивнул на стоящие рядом два пузырька.
– Вот, например, слюна и шерсть волка, казалось бы, что в них редкого? Но все усложняется тем, что добыты они должны быть в полнолуние, без магической помощи, а волк должен быть живым и здоровым. Эти условия, конечно, повышают цену, и весьма ощутимо, - Северус чуть прищурился, посмотрев на готовящийся отвар, а потом снова переводя взгляд на Ремуса. – По поводу количества слюны и шерсти не существует конкретного рецепта: все зависит от того, насколько становится после превращения силен конкретный внутренний зверь. Так что в первый раз мы, в каком-то смысле, будем действовать наугад, - зельевар повел плечом, - но, я думаю, не просчитаемся.
Снейп пробежался взглядом по комнате, по старой одежде Ремуса и по его мантии, которая, кажется, была ровесницей если не самого Люпина, то как минимум Поттера. Нельзя сказать, чтобы это вызывало у Снейпа какое-то отторжение – нет, о старых вещах он знал не понаслышке. Вспомнить только, как он донашивал одежду за матерью, а уж о новой мантии в годы обучения приходилось только мечтать, что и говорить. Сейчас, конечно, многое поменялось, и Северус уж точно мог себе позволить лучше ухаживать за собой, но... некоторые привычки, которые въедаются с детства, даже с течением времени очень трудно перебороть. Нет, конечно, зельевар больше не ходил в чем попало, но собственный внешний вид, наверное, волновал его меньше всего на свете. Так же, как и внешний вид окружающих.
Пока Северус краем глаза следил за жидкостью, которая помешивалась сама собой в котле, ему вспомнились совсем недавно сказанные слова Ремуса о Дамблдоре. Люпин говорил о нем с неприкрытым восхищением в голосе, и Снейп мог это понять. Ремус, должно быть, крайне ему благодарен за возможность получить подобную работу. Оборотню с этим явно было не просто. И все же Северус не понимал – чем Люпин мог быть лучше Снейпа на посту преподавателя. Честно говоря, никакой жалости или сочувствия к Ремусу Северус не испытывал, и причиной тому была совершенно не ликантропия новоиспеченного профессора. Но, пока тот ведет себя вот так – тише воды, ниже травы, Сев, наверное, попридержит свои негативные эмоции по поводу этого назначения. В конце концов, Альбус тоже не лыком шит... Хотелось бы в это верить.
– Да, Ремус, ты прав, Дамблдор великий человек, - Северус кивнул, задумчиво глядя на котел, - но и он не всесилен и может ошибаться, - и у Снейпа были тому примеры. Крайне болезненные. Как минимум, его обожаемая и драгоценная Лили, которую Дамблдор не смог защитить. Собственно, именно поэтому Снейп, несмотря на бесконечное доверие и уважение к директору, в этом году собирался особенно тщательно следить за Поттером, потому что на кону стоит слишком много, а ситуация, которая сейчас складывается в школе – не самая благоприятная. – Я так же, как и ты, абсолютно доверяю Дамблдору, - Снейп притянул к себе ступку, в которой был зеленовато-коричневый порошок, отдающий перламутром – толченый панцирь чизпурфла, - но он дает мальчишке слишком большую свободу действий. Которая в подобных условиях, - Северус приподнял бровь, поднимая взгляд на Ремуса, - может сыграть с ним злую шутку

* из аптекарских британских мер и весов - 1 унция (Тройская унция) (uncia, oz) = 8 драхмам = 24 скрупулам = 480 гранам = 31,1035 г
** 1 потл = 1/2 импер. галлона = 2 квартам = 2,27 л (дм³)

0

14

Есть одна вещь, которую Люпин бы в школе никогда не признал, как бы не вытаскивали бы из него эти слова. Он, воистину, восхищался талантом Северуса Снейпа, как зельевара. Еще в школе, бывало, он наблюдал за тем, как мальчишка может позволить себе отклониться от рецепта или последовательности, словно не боясь последствий, что могли быть абсолютно непредсказуемыми. Но каждый раз у него получалось если не великолепно, то лучше, чем у многих в классе. И уж, тем более, лучше, чем у самого Люпина. Оборотень зельеварение особо не любил никогда. Работа с котлом его утомляла. Трансфигурация в этом плане была куда более привлекательна. О, с каким восторгом он мог рассказывать друзьям об очередной найденной формуле, которая в разы интереснее формул из основного учебника. Он мог часами беседовать с профессором МакГонагалл, желая узнать больше, как можно больше.
Возможно, будь Люпин обычным мальчишкой, он бы посвятил свою жизнь именно науке перевоплощения предметов. Возможно, даже сам бы стал анимагом. Умолял бы профессора МакГонагалл взять его в ученики и обучить этому тонкому искусству трансформаций.
- Этого котла, насколько я понимаю, хватит на неделю? – задумчиво просил Люпин, явно погружаясь в процесс. Вопросы он задавать не стеснялся. Еще на занятиях Слизнорта он услышал одну важную мысль: «Не задает вопросы только полный идиот, который не видит смысла в действии. Вы ведь не идиот, мистер Люпин?». Мужчина вздохнул и сделал пометку о точном количестве корня клобука монаха, обводя эту запись в рамочку. Почерк у него был, как и в школе, идеально ровный. Несмотря на отсутствие строчки на пергаменте, буквы не скакали и все шли под идеальным углом. Что не скажи, а во всем Ремус любил порядок. И в записях в том числе.
Он заметил скользнувший взгляд и чуть отвел глаза, смущенно кашлянув. Одежду теперь приходилось штопать самому, да и покупал он только подержанные вещи. Волосы уже покрылись ранней сединой, да и сам профессор пока выглядел не самым лучшим образом. Скулы были болезненно-острыми – сказывалось недоедание. Под глазами выступали мешки. Чем четче становилась луна на небе, тем хуже спал Ремус. Он лежал на кровати, смотрел на белый ледяной свет – и глаза его почти не моргали. Наверное, в школьные годы он не раз пугал ночью своим видом друзей, которым выдала неудача проснуться попить или прикрыть окно из-за холода. Если же все же удавалось уснуть, он снова и снова видел волчью пасть, смыкающуюся на его лице, тогда, прямо перед его пятилетием. Кошмары в эти дни становились нормой – волчья сторона умела привлечь к себе внимание.
- Я был удивлен тому, что профессор Дамблдор попросил меня поехать на поезде, признаться, - вздохнул Люпин, глядя на котел и не отводя от него взгляда. Свет от слабого огня плясал на его, пусть и уже не молодом, но все еще по-особенному красивом лице. – Все же, обычно преподаватели добираются до Хогсмида своим ходом. Я мог бы воспользоваться камином в «Дырявом котле», чтобы отправиться в «Три метлы» или, в крайнем случае, аппарировать…
Он посмотрел на ступку, которую держали тонкие пальцы Снейпа. Это движение было красивое, завораживающее – пестик двигался по одной и той же траектории. Словно гипнотизировал.
- У меня было впечатление, что он знал, что дементоры будут в поезде. Что они будут искать Сириуса Блэка. И, признаться, не думаю, что это была самая умная идея Министерства, - губы оборотня поджались в тонкую линию и побелели. – А если бы напали на кого-то из первокурсников? Кто-нибудь мог пострадать. Это… это просто было чересчур беспечно.
Он вновь посмотрел на то, как варится корень. Постепенно меняет свой цвет – на нем проступают белые пятна. Дементоры были для Ремуса особенно больной стороной. Они вытаскивали из его головы самые мерзкие мысли наружу. Он снова и снова слышал рыдания матери, когда отец кричал, что это чудовище – не его сын. Он вспоминал, как кричал на своих друзей из-за той «дурацкой шутки» - ведь ему придется покинуть Хогвартс. Он вспоминал о похоронах матери. И о том, что так и не приехал на них. Соврал, что у него задание. Не смог показаться ей на глаза снова, тем более, в присутствии Лайелла Люпина. А после уже было слишком стыдно приходить – мужчина искал себе одно оправдание за другим, почему он не может туда поехать.
- Дементоры… Они бы еще церберов поставили по округе. Думаешь, они смогут остановить того, кто сбежал из Азкабана? – сам Люпин пытался понять, как Сириус мог это сделать? С другой стороны, если он был близко к Волдеморту, то, наверняка, научился у него какой-то темной магии. – Напугают только детей и сорвут половину занятий. Радует только, что Гарри в этом году будет держаться подальше от них. Я случайно услышал в поезде, что ему не выдали разрешение на Хогсмид. И, как по мне, и хвала Мерлину, что не выдали.
Хотя, если Гарри пошел в своего отца, придется наблюдать за ним очень внимательно. Мальчишка ведь обязательно найдет способ вырваться из клетки.
- На каком этапе добавляется кровь оборотня? - вернулся мыслями к зелью Люпин, делая очередную пометку.

0


Вы здесь » Marauders: Royal Flush » Будущее » [02.09.1993] Компромисс


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC