29.07.2018: Наши сюжетные квесты подходят к концу, а, значит, совсем скоро будет перевод времени! Если у вас есть идеи для нового периода игры, добро пожаловать сюда!

27.07.2018: Абраксас Малфой и его три вечера ждут ваши вопросы.

24.07.2018: Флеш в поисках модераторов! Если ты позитивен, инициативен и у тебя есть свободное время, то заглядывай сюда, не стесняйся))

23.07.2018: Выбирай новую жертву "3 вечеров с..." здесь!

20.07.2018: Марлин Маккинон целых три вечера будет ждать твои вопросы! Скорей беги сюда и спроси у нее все, что не решался спросить давно.

19.07.2018: Кросспол флешмоб во второй раз открыт на Флеше. Записаться можно тут! Не пропусти адское веселье)

09.07.2018: На Флеше произошла смена дизайна. Подробнее об этом событии можно прочесть тут.

24.06.2018: Флешевцы общими усилиями написали первый выпуск журнала "Придира"! Оценить их старания можно в этой* теме.

23.06.2018: Сегодня свой день рождения отмечает наша пропажа Мэри)) Не забудьте поздравить ее в этой* теме.

20.06.2018: Флешевцы выбрали очередную жертву в "3 вечера с...". На этот раз мы все дружно можем запытать вопросами нашу прекрасную Клем. А сделать это можно вот тут*.

18.06.2018: По всему форуму разбежались обитатели Запретного Леса! Скорей помоги их найти и верни животных в эту* тему.

17.06.2018: По просьбам трудящихся решено было все же вернуть "3 вечера с...". Голосование уже началось, выбрать первую жертву можно здесь*.

13.06.2018: 11 июня отмечала день рождения наша очаровательная Доркас. Поздравить, как говорится, никогда не поздно, так что дружно делаем это в этой* теме.

07.06.2018: Сегодня день рождения отмечает очаровательная Молли Уизли! Не забудь поздравить ее с праздником в этой* теме.

04.06.2018: Очередная неделя подошла к своему логическому завершению. Мы прекрасно знаем, что многие из вас следят за новостями проекта. Очередную статью можно прочесть здесь*.

02.06.2018: Флеш растет и развивается, количество игроков становится больше. Пора бы расширить и команду АМС! Если ты неплохой спец. по мелкой графике, загляни сюда*. Мы ждем тебя!

01.06.2018: Приходи на дискотеку 70-х в ретро стиле в нашем новом флешмобе! Поспеши! Свой пригласительный можно забрать только сегодня и только здесь*.

20.05.2018: Наш распрекрасный Эван отмечает сегодня день рождения! Не забудь его поздравить вот тут*!

19.05.2018: На Флеше в третий раз открыт кроссворд, составленный администрацией эксклюзивно для наших игроков. Порадуй нас своими знаниями канона и игры на форуме в этой теме*.

14.05.2018: На Флеше произошел перевод игрового времени! Читай об этом в новостях* проекта!

12.05.2018: Неделя годовщины Флеша продолжается: сегодня мы разрезали огромный торт на 43 равных куска. Ухвати один или несколько здесь* и отмечай день рождения ролевой вместе с нами!

10.05.2018: Сегодня нашему проекту исполнился ровно один год*! В честь такого события мы открыли праздничную акцию*. Не забудь зайти и забрать свой подарок.

Marauders: Royal Flush

Объявление

Рейтинг форумов Forum-top.ru
в игре сентябрь-ноябрь 1978 года
Сюжетные квесты за сентябрь-ноябрь завершены! Благодарим за участие! А пока мы ждем перевода времени, вы можете оставить свои пожелания на следующий период здесь.
Лили знала о том, как большинство отпрысков чистокровных семей относятся к таким как она — "грязнокровкам". Они безосновательно презирают их, ненавидят и дай им волю — убивают их. Это мерзко, это противно, это несправедливо, но, к сожалению, она совершенно не в праве что-либо менять. Это уже устоявшая традиция семей, которую перенимают из поколения в поколения, да и Министерство ничего не спешит делать с этим. К сожалению, большинство таких людей как раз учились с ней в один год, но на Слизерине, факультете, который почти все гриффиндорцы люто ненавидели, да и было за что. Эванс же старалась держать со всеми дружеские отношения или, хотя бы, не лезть на рожон, как любит делать её возлюбленный и его друг, Сириус, но, увы, многие неприятности сами находили её. Сегодняшняя — не стала исключением.
Читать далее

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders: Royal Flush » Прошлое » [17.11.1951] Слабым здесь нет места


[17.11.1951] Слабым здесь нет места

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

СЛАБЫМ ЗДЕСЬ НЕТ МЕСТА

--   http://4.bp.blogspot.com/-ed0oQPz6l1s/UhupYVgh8uI/AAAAAAAAJPE/9ZcldzjzYEk/s1600/Leone+5.jpg

Место действия

Дата и время

Погода

Действующие лица

Площадь Гриммо, 12

17 ноября 1951

Ливень

Walburga, Orion Black

Аннотация | Краткое описание

"Я вчера попыталась вспомнить,
Как же выглядел мой ребенок?
Ничего не смогла припомнить,
Кроме серых больничных пеленок.
И так больно все сердце сжалось!
И как вдруг покатались слезы!
Лишь тепло от тебя осталось,
Ну а я все сажаю розы..."

Орион и Вальбурга потеряли своего первенца. Это тяжелое испытание для любых родителей, но как же обернется жизнь этой пары? Смогут ли они найти поддержку друг в друге? Или же вновь закроются друг от друга, поглощенные личным горем по отдельности...

+3

2

Тишина.
Не слышно стука капель о стекло окна, Вальбурга видит, как они, крупные и, наверняка, холодные, разбиваются, медленно стекая вниз, но не слышит звука удара. Не слышно треска поленьев в камине, когда огонь пожирает их микрочастицы, превращая в пепел. Не слышно часов, верных друзей волшебницы, уверенно идущих вперед, не обращая внимания на препятствия прошлого. У них свой ход, который неизменен. Нет звуков чьих-то разговоров или шелеста пера - никто не говорит и ни о чем не пишет. Дыхание единственного обитателя комнаты тоже поглощает она...
В комнате, наполненной звуками, абсолютная тишина.
Все произошло несколько минут назад. А, быть может, прошли уже и часы, как Вальбурга ничего не слышит. Странно, что со слухом не пропало и зрение, поэтому женщина перебегала взглядом от одного предмета к другому, наблюдая за продолжением жизни. Внутри нее еще совсем недавно тоже была жизнь.
Воспоминания о сегодняшнем дне сохранились лишь частично. Волшебница помнила, как завтракала в столовой вместе с мужем, он читал газету, она - пришедшие письма. Он прочитал какую-то смешную новость вслух, она посмеялась. Помнила, как глядела в окно и подумала, что будет сильный дождь, а в животе как-то странно кольнуло. В следующем воспоминании её уже скрутило от боли, на глазах выступили слезы, а лицо Кричера исказилось от страха, когда он трансгрессировал за целителем. Вот она уже в этой комнате, колдомедик снимает запачканные кровью перчатки, на лице её жалость. Вальбурга помнит, как разозлилась. Никто не смеет жалеть её, она - Блэк! Себя бы лучше пожалела. Мать тоже была здесь, и кто её позвал? Наверное, решили, что Ирма поможет дочери справиться с произошедшим. Ерунда! Лучше бы вызвали Лукрецию, она понимала подругу и сноху и уже много лет могла найти с ней общий язык. Кажется, Вальбурга накричала на мать и указала ей на дверь. Были бы силы, так еще и самолично выставила бы. Не хотела видеть и это жалостливое лицо, слышать что-то там о том, что она не виновата. Виновата. Она не смогла защитить родное дитя.
Сагитта. Вальбурга положила ладонь на живот, в котором больше не было дочери. Она не сомневалась, что будет дочь, хоть и почти все качали головой, говоря, что надо бы родить сына, наследника. Но Вэл было все равно. Она любила этого ребенка с первой минуты, как узнала о его существовании и с каждым днем все больше ждала встречи, строила планы. "Надеюсь, Вы еще не придумали имя? Как только придумываешь, сразу прикипаешь душой," - ляпнула колдомедик, но, получив в ответ полный ярости взгляд, быстро ретировалась, оставив флакончик с обезболивающим на тумбе. Повезло ей, что миссис Блэк не успела отойти от первой порции. Как можно не прикипеть душой к своему ребенку, и не важно, есть у него имя или нет?
Вальбурга не слышала, как открылась дверь. Просто в очередной скачок её взгляд поймал фигуру в черной мантии. Ах, да, у нее ведь есть муж. Такой же несостоявшийся отец, как она мать. Недосемья. Вальбурга знала, что он тоже ждал этого ребенка. Любил ли? Они никогда об этом не говорили. А по лицу Ориона сейчас ничего не понять, но хотя бы нет жалости, а то в голову бы ему прилетел флакон с тумбы. Боль начала возвращаться, но Вэл не хотела снова глушить её зельем. Физическая боль хоть немного разбавляла душевную.
- Орион, - собственный голос прозвучал словно издалека, и был тихим, едва различимым."Интересно, знает ли он вообще, что произошло? Конечно знает. Матушка не смогла бы промолчать, уже наверняка донесла до всей родни." Она не могла заставить себя посмотреть мужу в глаза. Она всегда была в его глазах сильной, воительницей. Крепостью, как говорило её имя. А сейчас? Женщина чувствовала себя беспомощной, жалкой и разбитой. Лежала в постели, не имея возможности пошевелиться, чтобы по телу не проскочила волна боли. Рука сама собой потянулась к флакону, дрожа.- Думаю, ты уже в курсе, что ребенка у нас не будет.
Слова дались ей с трудом, фраза была произнесена неестественно медленно. Странно, но Вальбурга не могла даже плакать. Что еще она могла сказать? Они супруги, но никогда особо не интересовались внутренним миром друг друга. Никогда не были близки, не считая супружеской постели. Беременность тоже не особо сблизила их, хотя, несомненно, дала свои плоды.Сейчас Вальбурга даже не могла посмотреть ему в глаза. Винить ли он её в произошедшем? Или же пришел за следующей попыткой? Колдомедик говорила, что ей нужно подождать пару месяцев, дать телу окрепнуть. Бред. Вальбурга была совершенно здорова, однако, выносить ребенка не смогла.

+4

3

Тонкие, чуть кривоватые строчки выдавали волнение Ирмы Блэк при написании письма. Орион, вглядываясь в них, ловит себя на мысли, что эти черные линии на чуть помятом пергаменте напоминают ему змей: длинных, шипящих, смертоносных. Вникнуть в написанное он не пытался - не получится, бессмысленная трата времени, галлоны лишней воды, в которой нетрудно захлебнуться, не выплыть на поверхность. Мать Вальбурги никогда не отличалась лаконичностью в отличии от своей дочери. Всё написанное можно было уместить в три горьких, но емких слова.

Вальбурга потеряла ребёнка.

Факт, на который должна быть реакция. Событие, из-за которого Орион должен был почувствовать хоть что-то. Трагедия их маленькой семьи, которая обязана вызвать бурю, смерч, тайфун.

Орион откидывается на спинку своего рабочего кресла и прикрывает глаза. Пустота. Вакуум. Это неправильно, это ужасно, это все, что у него сейчас внутри.

Утром за завтраком она смеялась - Орион помнил это отчетливо, хотя даже не мог восстановить в памяти из-за чего. Ожидание ребенка сделало Вальбургу мягче, женственнее, и он много раз ловил себя на мысли, что любуется ей украдкой по вечерам в гостиной, в столовой за завтраком, ночью перед тем как уснуть. Ее смех и улыбки поднимали настроение, заставляли усмехаться чему-то своему по пути в Министерство и во время работы, спешить домой чтобы вновь увидеть искорки радости в этих вечно серьезных глазах -  искренние, подаренные ему, потому что…

Потому что теперь все было по-настоящему. Маленькое существо под сердцем его супруги, еще не появившись на свет, творило самое настоящее волшебство: создавало, скрепляло то, чего не было и в помине, на что Орион и не надеялся. Благодаря ребенку они постепенно, медленно, но верно становились семьей в глазах мужчины, а не оставались двумя совершенно чужими людьми, вцепившимися в брак как в спасательный от проблем и сложностей круг.

Часы на руке оглушительно тикают, каждое движение тонкой секундной стрелки отдает тупой болью в висках. Так странно - время всё ещё идёт, а кажется, что остановилось.

Дочка. Вальбурга была в этом уверена, Орион не подвергал ее предчувствия сомнению. Естественно, он хотел сына, наследника - Сириуса, которого он назовет в честь своего деда, в честь одной из ярчайших звезд на небосводе. Но дочка… Удивительно, расстройства и разочарования не было - сын еще будет, обязательно, а сейчас родится девочка - и от осознания этого где-то за грудиной щемило от нежности. Не обязанность, не плата перед предками, не появление будущего главы Великого Рода Блэк, а бесценный дар. Принцесса, милая, добрая, самая родная, которая не будет нуждаться ни в чем, уж об этом Орион позаботится. У него уже был пример угрюмого Арктуруса и несчастной из-за этого Лукреции. Такая история больше не повторится, не в его семье, не с ним.

Всего лишь один день - и прекрасная картина будущего скукоживается с тихим шипением также, как и письмо от Ирмы Блэк от огня на металлической тарелке. Орион наблюдает за этим без единой эмоции на лице, отрешенно следит как крохотные языки пламени облизывают пергамент, уничтожают длинные строчки с горестным воплем женщины, чья мечта стать бабушкой не сбылась.

Вальбурга сейчас одна. Орион должен быть с ней. В горе и радости, так, кажется, они обещали друг другу. Только вот необходимо ли ей его присутствие сейчас? Он боится узнать ответ на этот вопрос - слишком высок шанс, что он придется не по вкусу. Но все же мужчина поднимается, с тихим скрипом отодвигает кресло и встает, выходит из кабинета в пустой холодный коридор.

Сухой формулировки “по семейным обстоятельствам” оказывается достаточно, чтобы уйти с работы на пару часов раньше. То ли дело в фамилии, с представителем которой не хочется связываться, то ли в выражении лица, которое Орион не в силах был контролировать - но глава отдела не сказал ни слова, хотя на рабочем столе его сотрудника было достаточно бумаг, которым необходимо было уделить внимание. Тревога в серых глазах секретарши начальника, с которой Орион старался поддерживать хорошие отношения, ее тихое: “Все в порядке, мистер Блэк?” доказывает, что все же письмо матери Вальбурги наложило свой отпечаток.

Все ли у него в порядке? Смешная шутка.

Дорога домой прошла как в тумане. Орион не помнит, как поднялся на лифте в атриум, как исчез в ярком пламени камина, назвав адрес дома, как остановился у закрытой двери в спальню и прижался лбом к прохладному дереву. Он должен был что-то сделать. Он должен был что-то сказать. Он должен был, но пустота будто начинала пожирать изнутри. А каково сейчас ей?

Орион нащупывает гладкую ручку, тянет дверь на себя, делает шаг вперед и застывает в дверном проеме не в силах сделать пару шагов к кровати, лишь вдыхает еле уловимый запах зелья, которым, казалось, эта комната была теперь пропитана. Ему остается только смотреть - на нее, такую бледную, такую одинокую. Почему ее мать не осталась рядом, а побежала строчить письма? Почему Лукреция еще не здесь? Почему он позволил себе задержаться в Министерстве, а не примчался сразу же сюда? Нельзя быть одной в такой момент, даже такой сильной женщине как Вальбурга.

Блэк начинает движение только в тот момент, когда она замечает его присутствие, будто одним своим “Орион” снимая с него оцепенение. Садится на край кровати возле нее, но даже не делает попытки прикоснуться, взять за руку, поскольку не может предугадать реакции. Обычную женщину такой жест успокоил бы, подбодрил бы. Вальбурга же никогда не была обычной женщиной - к сожалению или счастью.

- Как ты себя чувствуешь? - его голос хриплый от долгого молчания, слова будто раздирают горло при произнесении. Он смотрит на неё, как сегодня уже смотрел на горящее письмо - без каких-либо эмоций, лишь с зияющей пустотой и проступающей горечью осознания где-то в глубине глаз: - Хочешь, я прикажу Кричеру заварить твой любимый кофе?

+3


Вы здесь » Marauders: Royal Flush » Прошлое » [17.11.1951] Слабым здесь нет места


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC